Там, где звонят колокола

Сергиев Посад

Сорок минут езды по широкой удобной трассе — и уже видна на пригорке высокая ажурная колокольня лавры, а рядом с ней горят, сверкают на солнце золоченые, серебристые и синие главы соборов. Троице-Сергиев монастырь, или Троица, как называют его паломники, — место необычное, намоленное. Это чувствуется сразу, как только входишь в обитель через Святые врата Красной башни. На душе светло и радостно от одного вида белоснежных стен, мощных башен и куполов небесного цвета, украшенных вифлеемскими звездами. С неба падает звон. Мерные удары огромного колокола пронизывают насквозь, от них содрогается воздух и гудит под ногами земля. Кажется, что слышишь не просто звук, а молитву и вместе с тобой отрешается от суеты сама земля. Не-большой храм, сложенный из тесаных белокаменных блоков, — духовный центр монастыря. Здесь всегда многолюдно. Толпы туристов, паломников и страждущих приходят в Троицкий собор, чтобы прикоснуться к святыне — серебряной раке с мощами чудотворца Сергия Радонежского, основателя обители. В центре иконостаса — знаменитая «Троица» Андрея Рублева, написанная им специально для монастыря. Правда, теперь здесь копия, а оригинал находится в Третьяковской галерее.

На горе Волокуше неподалеку от лавры стоит красный двухэтажный терем, а в нем — сокровища, при виде которых прихо-дят в восторг и дети, и взрослые. Еще бы, ведь в Музее игрушки хранятся сорок тысяч (!) экспонатов со всего света. Фарфоровые и тряпичные, из дерева, кружев и папье-маше — каких только игрушек здесь нет! Рыженькая улыбчивая девочка с петухом в руках — первая русская матрешка, ей больше ста лет. Рядом белокурая кукла-царица в парадном платье с алой лентой через плечо и короной на голове высокомерно любуется разноцветными лошадками, щиплющими бумажную травку в соседней витрине. Со второго этажа на весь музей раздаются смех, крики и громкий топот: заканчивается экскурсия для школьников. Запыхавшаяся от усилий молоденькая мама за руку тащит к выходу упирающегося пятилетнего бутуза, тот вырывается и бежит обратно, к витрине с яркими жестяными автомобилями. Родителям, конечно, приходится проявлять чудеса дипломатии, чтобы увести своих чад от таких богатств, зато детям необыкновенная экскурсия запоминается на всю жизнь.


Переславль-Залесский

Быстро бегут по небу тяжелые сиреневые облака. Ветер гонит их с Плещеева озера, треплет по пути верхушки вековых деревьев, свистит, налетая на крепостные стены. Отсюда, с колокольни Горицкого монастыря, весь Переславль как на ладони: справа уходят вдаль вереницы бревенчатых домов‑избушек с резными наличниками, на пригорках стоят ярко-белые, словно сахарные, церкви с золотыми маковками. Чуть левее волнуется огромное неспокойное озеро, больше похожее на море. Тридцать тысяч лет назад здесь прошел ледник, оставил после себя котловину, а теперь в холодных водах водится уникальная рыба — ряпушка европейская, которую местные жители называют царской селедкой. Копченую переславскую ряпушку обязательно подавали к столу великого князя московского при праздновании дня его коронации. Позже изображение вкуснейшей рыбы поместили на герб города.

Не только с гастрономической точки зрения знаменит старинный Переславль-Залесский. В конце XVIII века здесь под руководством царя Петра I стали строить корабли — «потешную флотилию», положив начало морской истории России. Великий царь-преобразователь лично постигал азы мореходства. Один из сделанных им ботов, «Фортуна», до сих пор стоит в специальном здании, расположившемся на высоком берегу озера, — Музее русского военно-морского флота. Со смотровой площадки у памятника Петру мы сделали прекрасные фотографии, а потом заглянули в близлежащее кафе «Ботик» в надежде отведать ряпушки. На этот раз не повезло…

Когда основатель Москвы и Переславля Юрий Долгорукий еще и на свет не родился, на берегах Плещеева озера стоял город Клещин. О нем теперь напоминают лишь высокие курганы да земляные валы. Жители города поклонялись огромному валуну — Синему камню, который и поныне является одной из главных местных достопримечательностей. Дальше — как в сказке: «Дорога сия велика и трудна есть». Надо сказать, ехали мы строго по карте, где местонахождение легендарного валуна было отмечено крестиком. Благополучно миновав дендропарк, монастыри и красивейший Спасо-Преображенский собор XII века, свернули к озеру, стараясь держаться вдоль течения речки Трубеж. Попали мы, конечно, не туда: в десяти метрах от озера дорога обрывалась, зато прямо напротив этого места, над рекой, любовалась своим отражением в воде нарядная Сорокосвятская церковь. Пришлось доставать фотоаппарат, а уж потом поворачивать обратно. Еще одна попытка самостоятельно найти валун привела нас к каким‑то огородам, заборам и палисадникам, и было решено прибегнуть к помощи населения. И тут нам, слава богу, повезло, хотя и не с первого раза.

Легендарный валун оказался действительно синим и довольно большим. На нем и вокруг него лежали горсточки монет, деревья и кусты кругом пестрели от ярких ленточек, завязанных туристами с целью загадать желание. Людей здесь, видимо, бывает много, но мы видели только дельтапланеристов, которые тренируются, взлетая с высоких окрестных холмов. Вечером, когда огромное красное солнце садится за озеро, здесь особенно красиво, так что ездили мы не зря.

Ростов Великий

По дороге на Ростов нам встречались удачливые грибники и женщины с бидонами, продающие на обочине чернику. На-конец справа возникла живописная панорама разновеликих церквей на фоне озера. Казалось, это и есть знаменитый Ростовский кремль, но мы ошиблись: нас встречал Спасо-Яковлевский монастырь. Кремль появился внезапно, словно вынырнув из‑за деревьев, и сразу оглушил невероятным размахом стен, нарядностью мощных башен под фигурными крышами и множеством высоких белокаменных храмов, стоящих вплотную друг к другу. Описать такую красоту сложно, а еще сложнее поверить, что внутри, за древними воротами, вас ждет уютная гостиница. Тем не менее поселили нас сразу, причем окна номера выходили на кремлевские пруд и стену, где снималась известная «погоня за демонами» Гайдая. Еще одним потрясением явилось известие, что сегодня мы единственные туристы в этом отеле, которым никто не помешает хоть всю ночь разгуливать по территории, любуясь церквами и царскими палатами. Естественно, так мы и поступили. Гуляли и фотографировали до полного изнеможения, а сопровождали нас на диво отъевшиеся ласковые коты, все время норовившие попасть в кадр.

Утро в Ростовском кремле начинается с колокольного звона. Самый большой из пятнадцати колоколов соборной звонницы, «Сысой», весит две тысячи пудов (32 тонны) и вызванивает ноту до. Другие колокола — поменьше: 1000-пудовый «Полиелейный» и 500-пудовый «Лебедь» вместе с «Сысоем» выстраивают великолепный мажорный аккорд. Из‑под крыши звонницы открывается панорамный вид на кремль, древний Успенский собор с пятью громадными куполами и зеркальную гладь озера Неро.

Позавтракав в трапезной палате блинами с земляничным вареньем, кулебякой и насладившись ягодным морсом, можно приступать к осмотру многочисленных галерей, украшенных фресками церквей и выставок древнерусского искусства. В уютных залах под Часобитной башней кремля туристов особенно много. Люди приходят сюда полюбоваться уникальными изделиями местных мастеров — ростовской финифтью. Процесс создания таких произведений необычайно сложен. Сначала на выпуклую медную пластинку в три слоя наносят белую эмаль, обжигают ее в печи при температуре 800 градусов, затем эмалью покрывают изнаночную сторону пластинки, снова обжигают и только после этого приступают к расписыванию. Краски приходится накладывать слоями, так как у каждого цвета — своя температура плавления. Сколько оттенков цвета на рисунке, столько раз мастер наносит краски и обжигает изделие. При этом надо учитывать, что пигменты сплавляются между собой и меняют цвет. Остается лишь удивляться, как наши предки выдавали рукотворные шедевры, которым не страшны ни холод, ни огонь. Уехать из города, не купив подобный сувенир, невозможно, тем более что это обойдется совсем недорого. Изящное колье и серьги с миниатюрными букетами полевых цветов на нежно-голубом фоне будут теперь напоминать мне о Ростове.

Ярославль

Построенный на высоком берегу Волги Ярославль чем‑то похож на центр современной Москвы, только расстояния тут поменьше. Просторные площади и утопающие в зелени бульвары, красивые старинные особняки, фонтаны и набережные — город будто создан для неспешных прогулок и созерцания. Есть в Ярославле и Красная, и Театральная площади, украшением последней служит великолепное здание драматического театра имени Федора Волкова, знаменитого русского актера XVIII века. Пешеходную улицу Кирова мы окрестили местным Арбатом: концерты уличных музыкантов, смех за столиками летних кафе, обилие сувенирных магазинов привлекают сюда множество отдыхающих, так что жителям окрестных домов и постояльцам гостиниц жаловаться на тишину не приходится. Ярославцы славятся исключительным вниманием к гостям своего города: стало традицией вешать на зданиях по три-четыре таблички с разными (включая дореволюционное) названиями одних и тех же неоднократно переименованных улиц.

Красота ярославских храмов давно вошла в поговорку. Недаром изображение пятнадцатиглавой церкви Иоанна Предтечи красуется на российской тысячерублевой купюре. Огромное впечатление производит сказочное убранство церкви Ильи Пророка, похожей на драгоценную шкатулку. Отлично сохранившиеся старинные фрески сплошным живописным ковром покрывают все стены, потолок и крытые галереи храма. Вместе с нами по церкви бродили многочисленные группы иностранных туристов: дивились красоте резного золоченого иконостаса, подолгу рассматривали фантастические цветы и зверей на разноцветных изразцах в церковной ограде, а на память увозили фотографии фресок и современные изразцы с гербом города — медведем, держащим в лапах секиру.

Любимое место отдыха горожан — Волжская набережная. Здесь играют духовые оркестры, сверкают на солнце фонтанные струи в месте слияния рек Волги и Которосли, а молодожены фотографируются в «храме любви» — стоящей на крутом берегу каменной беседке XIX века. У реки расположены и основные городские музеи: Спасо-Преображенский монастырь, в котором была найдена рукопись «Слова о полку Игореве», помнящие Екатерину II Митрополичьи палаты с коллекцией древних икон и бывший дворец губернатора, где теперь размещается огромная экспозиция художественного музея.

Нет отбоя от посетителей у хозяев первого частного российского музея «Музыка и время». Экскурсоводы провели нас по залам, наполненным звуками старинных часов с боем, действующих музыкальных шкатулок, патефонов и шарманок. Экспонаты музея можно даже потрогать: гостям предлагают сыграть на клавикордах, ударить в колокол и попробовать поднять тяжелые столетней давности чугунные утюги. Если вы путешествуете с детьми, эта занимательная прогулка в прошлое будет гвоздем вашей туристической программы.

Оставив позади выставки и музеи, мы поспешили к огромному зданию порта. Через несколько минут вниз по Волге от-плывал последний на сегодня рейсовый теплоход. Очень хотелось увидеть город в еще одном, необычном, ракурсе.


Смотрите также: